06 Июля Пн
$ USD 0.00 a
EUR 0.00 a

Коммуникации на самоизоляции

Коммуникации на самоизоляции


     Несколько эффективных правил общения на «удалёнке»


Усачева.jpg
Ольга Усачева, доктор филол. наук, профессор Липецкого филиала РАНХиГС 

     Информационная революция уже практически приучила нас, современных людей, общаться удаленно. СМС, диалоги в мессенджере, соцсети, электронные письма стали частью нашей социальной и личной повседневности. Коммуникация стремительно виртуализуется, испытывая при этом определенные метаморфозы, которые явочным порядком входят в нашу жизнь. 

     Но означает ли это, что удаленному общению совершенно не нужно учиться? Достаточно ли для него тех навыков, которые мы приобретаем в интернет-среде? 

     Дистанционное обучение, инициированное самоизоляцией на период пандемии, со всей наглядностью показало, что нам еще только предстоит освоить новые формы «старых» видов социальной коммуникации: деловой, профессиональной, педагогической. Вот лишь некоторые примеры. 

     Пример первый. Студент пишет преподавателю сообщение в электронной информационной образовательной среде вуза, желая проинформировать, что он присутствует на дистанционном занятии: +. Именно так: только знак «плюс» и ничего больше! Кто-то, возможно, скажет, что ничего предосудительного в этом нет – ведь сообщил же, это и важно. А то, что кратко, минуя социальные нормы, то ведь понятно почему: наверное, спешил / писал со смартфона / между другими занятиями и т.д. (нужное, как говорится, подчеркнуть). В конце концов, СМС обычно так и выглядят. Осталось уточнить: а сообщение преподавателю – это личное СМС?  

     Пример второй. Студентка пишет преподавателю по электронной почте (личные данные изменены, орфография и пунктуация сохранены): «Здравствуйте, это иванова Елена группа уз 17, скидываю вам зачетную книжку, первая стоит риторика». Согласитесь, текст оформлен довольно небрежно, хотя и приветствие на месте, и общий смысл понятен, хотя и не сразу. Другими словами, адресату приходится самостоятельно додумывать, что же своим посланием стремился сообщить ему адресант. С некоторой долей вероятности он эту задачу решит, но потратит на эту процедуру свое время. И, в конце концов, ошибка не исключена… Поэтому преподаватель вынужден переспросить в ответном письме, какая именно помощь требуется, в связи с какой ситуацией. А ведь этих затрат времени и сил, к слову, чужих, а не твоих, можно было бы избежать, если бы студентка дала себе труд четко разъяснить смысл своего обращения, продумав его форму, напомнив о существующей договоренности…  

     Пример третий. Студенты присылают выполненные задания по электронной почте. В письме не указана тема, текст отсутствует напрочь, а в приложении – файлы с документами, причем названия файлов совсем не те, которые были оговорены в задании. Кто-то использует кириллицу, кто-то латиницу, кто-то не считает нужным называть файл своим именем, кто-то, наоборот, считает, кто-то указывает свою группу и учебную дисциплину, а кто-то решает, что это лишнее… Как следствие, получателю приходится обрабатывать каждый присланный документ, хотя это обязанность отправителя. 

     И это лишь малая доля актуальных примеров, перечень которых каждый мог бы самостоятельно пополнить. Итак, что же стоит за всеми этими случаями, которым несть числа в нашей нынешней коммуникативной практике? 

     Скорее всего, ответ понятен: за всем этим часто стоит пренебрежение социальными нормами коммуникации, которые давно сложились и на протяжении длительного времени существуют в деловом, профессиональном, педагогическом общении (кстати, общее название всех этих видов – институциональное), но которые люди почему-то зачастую игнорируют при общении в новейших коммуникативных средах, действуя по принципу «сойдет и так». 

     Какими же принципами институциональной коммуникации нельзя поступиться несмотря на ее трансфер в цифровую среду? Попробуем разобраться. 

     1. Преодоление анонимности. Этот принцип предполагает персонификацию общения, а значит, надо всеми имеющимися средствами обозначать себя и своего адресата. Простая аналогия: в любом деловом письме присутствуют такие важные текстовые элементы, как уважительное обращение и подпись; любой телефонный разговор предполагает приветствие и самопредставление и т.д. И никто при этом не ссылается на нехватку времени, потому что понятно, что есть вещи посерьезнее, чем затрата «лишних» минут. Любой цифровой контакт, а тем более в учебной обстановке, надо начинать с приветствия и самоидентификации (указать свою фамилию, имя, группу). Желательно обратиться к адресату по имени или имени-отчеству, как это принято в русской культурной традиции. И вообще: чем больше в тексте маркеров персонификации контакта, тем крепче социальная связь с адресатом, тем меньше отчужденности и дистанцирования. И это очень важный способ преодоления социального барьера в удаленном общении!  

     2. Нельзя экономить на «вежливых» словах. Так же, как и в обычном общении, мы должны соблюдать культурные нормы, а значит, не забываем использовать «спасибо», «пожалуйста», «будьте добры», «извините» и тому подобные этикетные обороты. Причем важно писать их полностью, а не сокращенно, как это иногда происходит в личной переписке. Никаких «спсб», «пжлст», «плиз»,! Это выглядит вульгарно в принципе, а уж в институциональном общении и подавно. Ведь никто из студентов не скажет преподавателю «пока» или «сорри», хотя это и короче, и по смыслу ровно то же, что «до свидания» и «извините». Кстати, о приветствии и прощании. Относительно них в цифровом этикете установилось такое правило: при первом, а также однократном контакте и то, и другое необходимо. Если же наше общение состоит из серии посланий, особенно в течение дня, то слова приветствия используются в первом контакте, а последующие обмены можно осуществлять и без них. В конце серийного обмена (в случае если он вряд ли возобновится в ближайшее время) можно использовать формулы прекращения контакта: «Всего доброго / удачи / до встречи» и под. 

     3. Принцип полноты и достоверности информации. Информационная составляющая занимает в институциональном общении почетное первое место. Именно поэтому от нас требуется соблюдать правило: давать информации не больше и не меньше, чем это требуется для решения совместных задач, а также передавать только ту информацию, которая не кажется сомнительной. Выполнение этого требования позволит избежать многократного возвращения к одному и тому же вопросу для уточнения, исправления, добавления информации. Тем самым мы избавим друг друга от ненужных затрат времени, сил и нервов.  

     4. Важно не забывать и об эмоциональной насыщенности наших цифровых контактов. Информация в институциональных контактах приоритетна, но в человеческом общении всегда присутствует что-то «поверх» нее: улыбка, взгляд, интонация, юмор, моральная поддержка и прочее. Практика интернет-коммуникации выработала собственное «противоядие» эмоциональной недостаточности – это так называемые «смайлики», они же «эмодзи», а по-научному – эмотиконы. Их смысловая нагрузка аналогична знакам невербального общения в «обычном» общении. Правда, поскольку явление это относительно новое, использование иконических значков в институциональном общении еще нуждается в регулировании, потому что не все пользователи одинаково воспринимают их смысл. Поэтому можно придерживаться такой рекомендации: следовать инициативе коммуникативного партера старшего по возрасту или социальной иерархии. Именно от него должен исходить сигнал о готовности к эмоциональным контактам с использованием невербальных знаков. 

     Таким образом, мы видим, что, несмотря на свою инновационность в техническом отношении, цифровые коммуникации представляют собой аналог живого общения: телефонного звонка, реплики диалога, письма, в некоторых случаях – публичного выступления, статьи. Переходя в цифровую среду, следует помнить о том, что социальные и культурные требования к коммуникации здесь не только не отменяются, но напротив, становятся еще более важными и необходимыми.
Социальные комментарии Cackle